Теорeтические основы исследования профeссиональной дeформации

Трудности раскрытия природы профессиональной деформации обусловлены прежде всего чрезвычайной сложностью и многообразием связей между проявлениями деформации в служебной деятельности и их личностной сущностью.

Анализируя проблему специфических изменений личности руководителя при профессиональной деформации мы имеем в виду не все возможные и наблюдаемые в процессе жизнедеятельности проявления указанного явления, а в основном только те, которые отражаются в так называемых негативных социально-психологических проявлениях, связанных со стойкими, малообратимыми изменениями личности, достаточно очевидными для окружающих и самого руководителя в контексте его поведения. Данные явления, характеризуются стойкостью, стабильностью существования, могут входить в структуру самых разных ситуаций.

Как правило к ним относят: черствость, ненависть к людям, жестокость, нежелание принимать чужую боль на себя, отсутствие милосердия и гуманности, низкую коммуникабельность, не желание и не умение понять другого человека, отсутствие гибкости и тактичности, непорядочность, лживость, безнравственность, безответственность, лень, нетерпимость к чужому мнению, хамство, грубость, злобу.

Нежелательные (вредные) для общества явления, которые, вместе с тем, не представляют собой нарушений социальных норм, очень часто именуют негативными явлениями (процессами) имея в виду их нежелательность, а подчас и вредность для социума. К ним относятся: различного рода бюрократические извращения, проявления ведомственности, местничества, иные нарушения правовых, политических и нравственных требований, доминирующих в социуме. Наиболее серьезные случаи отклонений от социальных норм принято называть социальной патологией. Последняя характеризуется существенным вредом для интересов общества и личности. Понятно, что границы между всеми этими явлениями во многих случаях весьма условны, изменчивы и относительны. Анализ литературы показывает, что профессиональная роль многогранно влияет на личность, предъявляя к человеку определенные требования, она тем самым преобразует весь его облик. Ежедневное, на протяжении многих лет, решение типовых задач не только совершенствует профессиональные знания, но и формирует профессиональные привычки, определенный склад мышления и стиль общения. Когда руководитель сталкивается с новым человеком и создает свое представление о нем как о личности, его собственная профессия неизбежно накладывает свой отпечаток, предопределяя понимание и отражение внутреннего мира воспринимаемого человека. Важно подчеркнуть, что профессиональная позиция определяет не только реальные поступки, с помощью которых человек утверждается в ней, и способ восприятия другого человека, но и ожидания окружающих. Польза от понимания ролевых позиций состоит в том, что принимая (примеривая) на себя "роль" собеседника, подставляя себя на его место, человек может представить себе систему его оценок и правильно организовать свое поведение. Если же ролевое взаимодействие человек распространяет на все сферы жизни, то его поведение становится неадекватным обстановке и общение с ним затруднятся.

Проявление деформации можно проиллюстрировать рядом примеров. Некоторых учителей отличает дидактическая, поучающая манера речи. Выработанная и в определенный мере полезная в школе, нередко проявляется и в сфере личных отношений. Вместе с тем излишняя авторитарность замедляет становление коллектива и способствует развитию у школьников неадекватной самооценки и возникновению неврозов. Такие учителя рассматривают конкретного ученика только как "типичного представителя", абстрагируясь от его индивидуальных особенностей и снижая тем самым эффективность воздействия на него. (Е.И.Рогов)

Профессиональная деформация преподавателя вуза порождается, в частности, давлением повторяемости излагаемого материала, которое приводит к появлению в лекциях множества мыслительных и речевых штампов. С одной стороны, это с годами облегчает работу преподавателя, но с другой – препятствует развитию и совершенствованию содержания лекций, вызывая как бы их окостенение. (Р. М. Грановская)

Профессиональная деформация юриста проявляется через чрезмерную стереотипизацию действия. В начале самостоятельной работы и на известном этапе ее совершенствования развитие стереотипов полезно, поскольку ускоряет ведение следствия. Однако, когда они начинают доминировать, восприятие ситуаций становится упрощенным, а уверенность в непогрешимости используемых методов, в своих возможностях – излишней. Это понижает и аналитические способности, и гибкость мышления, и умение взглянуть на вещи с иной позиции. В связи с тем, что в своей профессиональной деятельности следователь часто сталкивается с обманом, коварством, лицемерием, у него может выработаться повышенная критичность и излишняя бдительность. Одностороннее влияние негативного опыта порой приводит к тому, что он в значительной степени утрачивает веру в людей, готов подозревать всех и каждого в совершении неблаговидных действий, в любом упущении видеть умысел, в каждом заподозренном – преступника. Подозрительность – один из наиболее опасных признаков профессиональной деформации следователя, ибо она приводит к тенденциозности, которая может отрицательно сказываться и на его работе (А.Р.Ратинов, А.В.Дулов и др.)

У экономистов, бухгалтеров требования к их профессии формируют способность к длительному сосредоточенному вниманию на отвлеченном знаковом материале с тем, чтобы за отдельными цифрами отчетов и планов увидеть целостную экономическую картину, на основе понимания которой только и возможно вынесение правильного решения. Одновременно с этими необходимыми качествами у них развивается особая точность, стремление к однозначности при восприятии любой информации, к работе в одиночестве.

Для врача особенно важно внимательно выслушать пациента и, создав себе представление о реальной опасности заболевания, успокоить больного, понизить его тревожность, отвлечь от концентрации внимания на своих переживаниях и внушить уверенность в благоприятном исходе лечения. Однако привычка разряжать напряженность толкает иногда хирургов и на специфические шутки в мало подходящих ситуациях, что может осложнить взаимоотношения с людьми. Деформация проявляется у врачей и в профессиональном жаргоне, возникающем в результате экономии времени.

Особенности деформации может определять не только профессия, но и высокое должностное положение. Руководящий работник, постоянно отдающий приказы, подвержен опасности возникновения у него чувства превосходства или даже высокомерия, что ослабляет его способность к самокритике, адекватному восприятию реальности.

Профессия может постепенно существенно изменить характер человека. Вместе с тем, выбор профессии изначально связан с задатками и установками личности. Поэтому когда у людей определенной профессии заметны какие-то общие черты характера, их специфика может быть обусловлена не только вторичным влиянием профессиональной роли, но и тем, что ее выбирают люди, исходно обладающие определенными склонностями.

Большинство исследователей, описывая деформационное личностное развитие, близки в своих выводах: профессиональная деформация есть измененный, отклоняющийся от общепризнанных нравственных и профессиональных норм личностный путь развития.( Р.М.Грановская, С.П.Безносов)

Очень важно получить ответ на следующий вопрос: каким образом возникает профессиональная деформация? Применительно к онтогенезу известны основные пути: созревание, обучение, творчество самого субъекта. В этом случае созреванию будет соответствовать стихийное развитие профессиональной деформации, являясь по существу продолжением индивидуального развития. Аналогом обучения выступит направленное психологическое воздействие различных людей, прежде всего руководителей, в целях воспроизводства уже известных и требуемых в служебной деятельности качеств и свойств. Творческая активность субъекта психического развития в аспекте профессиональной деформации проявляется в сознании новых образцов психологического опыта, которые способствуют развитию деформации личности. Формирование новых аспектов психического опыта – процесс противоречивый, он ведет не только к прогрессу в психическом развитии, но и к утрате некоторых позитивных и возникновению негативных возможностей. Как отмечают исследователи: человек желает стать более “психологически сильным” в более "психологически слабом" социальном окружении. Личность вырабатывает вполне конкретный образ действия, идею, логику поведения. Но в том и состоит проблема, что в процессе действия, деятельности, труда есть своя логика, неподвластная ни воображению ни сознанию. Скорректированный замысел личности воплощается в нечто отличное от первоначального, а поведение – порой в корне отличное от общепринятого.(Е. И. Головаха, А.А.Кроник)

Основами теоретического подхода в настоящем исследовании являются установление закономерностей проявлений профессиональной деформации, условий и обстоятельств, вызывающих ее, а также изучение процессов, обеспечивающих такие связи. Он позволяет через поведенческие реакции проникать в причину, в природу и особенности профессиональной деформации испытуемого, вскрывать закономерности развития и функционирования личности руководителя в служебной деятельности.

Таким образом, профессиональная деформация понимается как противоречивый процесс вхождения индивида в профессиональную среду, усвоение профессионального опыта, овладение стандартами и ценностями профессионального сообщества; как процесс активной реализации накопленного профессионального опыта, в котором различные типы адаптивного поведения проявляются не как слепое подчинение внешним требованиям, а как выбор оптимального для руководителя поведенческого решения, и как активное воспроизводство социальных коммуникаций путем включения в управленческую деятельность. Подобная трактовка понятия позволяет привлечь к изучению данного явления данные педагогики, социологии, психологии, истории, антропологии, этнографии. Все это делает более содержательным рассмотрение профессиональной деформации как в целом, так и по отдельным ее проявлениям.

Методология традиционного обществознания исторически формировалась как обобщение определенных социальных реалий. Ее потенциал определяется тактикой осмысления некогерентных, моноцентричных, задетерминированных явлений. Однако, в условиях осознания нестабильности общества, социально-гуманитарных процессов, старого классического методологического арсенала недостаточно.

В настоящем исследовании, стоящем на стыке ряда научных дисциплин, в качестве ведущей, интегрирующей является идея сопряженного, взаимообусловленного изменения систем или частей внутри целого (идея коэволюции). Мы имеем дело с отношениями между системами, и непосредственно с корреляцией эволюционных изменений. Соотношения между системами могут быть самыми разнообразными, но данный подход выделяет те, которые сопряжены, взаимно адаптированы друг к другу. Автор подчеркивает недостаточность традиционных подходов в решении вопроса деформационного развития личности и отмечает необходимость расширения мировоззренческого поля на основе философских и религиозных учений. В неразрывности теории и практики, идей и конкретной жизни, а иначе говоря в аспекте «соборности», «целостности», «всеединства» заключается великая традиция Российской философии девятнадцатого века. Сегодня актуально продолжить идеи В.Соловьева, Е.Трубецкого, П.Флоренского, С.Франка в поисках единения реальности жизни и человеческого духа.

Парадигму современной методологии неоклассического типа питают следующие базовые теоретические идеи:

  • интегратизм;
  • холизм;
  • полиэкранность;
  • полифункциональность;
  • идея дополнительности;
  • нестационарность;
  • синергизм и некоторые другие.

Использование данной, постклассической методологии позволяет выделить следующие моменты в исследовании:

Для нас привычно рассматривать генезис человеческой личности как процесс развития, обогащения, расширения, упорядочивания опыта, но с определенной точки зрения такой рост может выглядеть умалением, деформацией, а иногда деградацией.

Растет и усложняется в личности именно "образ мира". Деталей становится больше, количество связей возрастает, элементы приобретают твердую однозначность. Нетрудно выявить, что этот образ становится определеннее, консервативнее, ибо непосредственным эффектом развития и его эволюционной целью оказывается устойчивость картины мира.

Парадокс человеческого развития: каждый новый шаг в разработке образа мира обедняет переживание и ограничивает развитие. Каждому времени соответствует определенная форма психологического опыта. Овладение этой модальностью не дает возможность (отнимает ее) использовать (создавать) какую бы то ни было иную форму опыта. Развитие реальной картины мира, вернее ее понимания, происходит на основе психологического опыта как способа структурализации мира, внешней реальности. Структурализация – процесс, приводящий к ограничению информации и отбрасыванию некоторых ее сторон, моментов и т.п.

Человек несет на себе груз социальности, являющейся продуктом определенной общественной практиков, навыки функционирования, выработанных социальным окружением.

Социализация человека и стремительное усложнение среды сформировали ряд поведенческих механизмов, которые перемешались со структурами психики, стали функционировать в сложном, противоречивом и далеко не всегда осознаваемом поле опыта. Рассматривая личность как совокупность неких проблем, мы четко можем видеть ее противоречивость, постоянную внутреннюю конфликтность, что и выступает на самом деле как основа разрушения целостности. Сегодня происходит формирование особого типа научного объяснения. Его особенность – обращение при объяснении к индивидуальной истории человека, к различным другим сторонам его жизни. Личность в этих исследованиях трактуется как объект целостный, органический и одновременно уникальный в плане своего изменения в течение жизни и в процессе функционирования. В рамках подобного нового типа научного объяснения развиваются индивидуально-типологические исследования человека, его жизненного пути, жизненных программ, индивидуальных смыслов и ценностей.

В этом ключе представляется, что различные страты психологической реальности несоподчинены друг другу, а существуют в системе взаимных влияний. Онтологическая структура психологической реальности не "развернуто" в одном направлении, а представляет своего рода "онтологический круг" (А.В. Юркевич).
Главное в этом подходе – объяснение личностного феномена не на основе общего закона, а исходя из отношений этого феномена с другими фрагментами реальности. Такой тип знания имеет три основных отличия. Во-первых, каждый психологический феномен испытывает влияния различных элементов реальности и, значит, может быть объяснен только в системе комплексной, множественной причинности. Во-вторых, различные элементы знания взаимосвязаны (но не иерархически), не выводимы друг из друга. Они не построены в "пирамиду", а как бы расположены в одной горизонтальной плоскости, где нет "верха" и "низа". В-третьих, "единицами" этой системы знания являются обобщения, которые, в отличие от законов, фиксируют общее, но не всеобщее. Каждое правило предполагает исключения, знания носят вероятный характер.

Анализ имеющихся методологических подходов позволил сформулировать следующие теоретико-методологические основания исследования:

  • Идея сопряженного взаимообусловленного изменения систем или частей внутри целостной системы, т.е. изучаемое явление предстает как некая суммация корреляций эволюционного движения, пусть даже противоречивая.
  • Идеи неоклассической методологии (плюрализм, холизм, интегратизм, полиэкранность, полифундаментальность, дополнительность, нестационарность, синергизм) должны служить основанием концептуального подхода в исследовании.
  • Генезис человеческой личности в служебной деятельности может быть рассмотрен и как развитие, обогащение, улучшение, но и как умаление, деградация и деформированное существование.
  • Построение непротиворечивой картины знаний об изучаемом явлении возможно на базе корреляционных зависимостей между явлениями.
  • Представленный в исследовании подход к процессу исследования профессиональной деформации руководителя предполагает остановиться на своеобразии и противоречивости процесса развития личности руководителя, которая состоит в том, что изменения совершаются не ради изменения, а в целостном процессе жизнедеятельности, включающем в качестве базового компонента именно содержание достигнутого. Личности свойственно стремиться сохранять базовую систему моделей, доказавшую свою адекватность внешнему миру. В этой связи изменения существования, приводящие к сдаче завоеванных ранее позиций в силу усталости, трудности получения и использования новой информации, может привести к профессиональной деформации. Естественно, деформационным будут методы достижения результатов, цель деятельности, ситуация жизнедеятельности (отношение к окружающим).
  • Анализ профессиональной деформации руководителя выступает как проявление, раскрытие ограничений собственной служебной деятельности, как процесс избавления от ошибок, иллюзий, задаваемых собственным сознанием. Поэтому преодоление ошибок в деятельности выступает как процесс формирования теоретико-практических представлений о деятельности, о людях, осознание личностью своих возможностей, своих представлений, посредством анализа собственных проблем.

В качестве условия создания концептуальной базы исследования предстала необходимость установления взаимосвязей между основными теоретическими понятиями, используемыми в работе, раскрытие их сущности и практической пользы.

В качестве первого понятия мы выделили "служебную деятельность руководителя".

Служебная деятельность – инвариант социальных отношений, зависимостей в служебной иерархии, которая преломляется в субъектно-объектных характеристиках среды, ситуации и поведенческих актов служащих и руководителей, а также выступает как результат нормативно-объектной детерминации человеческой активности в конкретный исторический момент. В основном, под служебной деятельностью мы понимаем, процесс полимотивированной целерациональной активности человека. В ее основе лежат органически включенные в структуру жизнедеятельности человека субъектно-объектные взаимосвязи, базирующиеся на правовом пространстве, традициях, ценностях и социальных эстафетах. Описывая служебную деятельность руководителя, мы имеем в виду функциональную матрицу (модель), которая в существующих реально условиях проводит к социально одобряемому результату. Руководитель, включенный в систему служебной деятельности, не является неподвижным элементом функциональной системы. Между служебными функциями и личными особенностями человека всегда существует четкий "зазор" или имеется дистанция (специалист относится к своим служебным функциям как к средству, условию достижения своих целей и как к способу существования, самореализации, миссии и т.п.). Служебная деятельность в нашем понимании, – с одной стороны отражает жесткие рамки службы, а с другой – предлагает свободу выбора и "вхождение" в нее людей, имеющих самые разные способности и потенции, мотивы, ценностные ориентации. Служебная деятельность имеет сложную структуру и динамику. Она организуется в рамках определенной пространственно-временной перспективы, в системе разнообразных личностных и социальных коммуникаций.

Следующим понятием выступает "психологический опыт руководителя".

Общие связи между явлениями, в отличие от связей всеобщих, запечатленных в законах (предельный уровень общего), могут быть зафиксированы познающим субъектом в своем собственном, внутрисубъектном опыте, разделенном с кем-либо другим. Неединичность связей дает достаточные основания для обобщений. Поэтому исходной точкой познания может быть собственный психологический опыт субъекта. Необходимость анализа "психологического опыта" личности как понятия связана с наметившейся тенденцией его широкого использования в самых различных теориях (Л.И.Воробьева, Т.В.Снегирева).

Сущность взглядов большинства авторов на "психологический опыт" как элемент личности сводится к его пониманию в качестве некоторой совокупности элементов личности, оказывающей стимулирующее, обусловливающее, корректирующее воздействие на субъекта, т.е. детерминация его активности, одновременно задающей пространственно-временные границы ее реализации. При всей обоснованности вышеизложенного подхода, его сущность оказывается весьма ограниченной, поскольку обуславливает и допускает предоставленное только одной из сторон процесса взаимодействия людей в служебной деятельности. Поступок человека, особенно серьезный поступок, связан с его жизненным опытом, и в этом смысле он предопределен сформированными особенностями личности, ее структурой. Анализ личности, ее функций и процессов функционирования в реальной жизнедеятельности субъекта может сочетаться с анализом закономерностей организации внутреннего мира личности, описанием мира человека не извне, а изнутри, через призму личностных структур, опосредующих его мировосприятие. Психологический опыт – это нечто, что человек должен освоить, чтобы включиться в структуру и динамику жизни, социума, культуры, формирующих его собственную жизненную среду. Опыт – не только требование, но и форма определенных адаптационных компенсаторных возможностей руководителя. В своей глубинной сущности психологический опыт руководителя выступает как форма потенций человека, как индивида, как интеграция мира в личности.

"Психологический опыт руководителя" – конструкция (понятие или система понятий), представляющая определенный аспект (процесс, связь и т.п.) социальной реальности в индивидуальном своеобразии, субъективной непротиворечивости и рациональной правильности, т.е. максимальном соответствии его внутреннему правилу, принципу человека. Цель, достигаемая с помощью понятия "психологический опыт руководителя" состоит в том, чтобы предложить "чисто логическую" модель, подлежащую исследованию, которая, с одной стороны, способствовала бы четкому вычленению (артикуляции) этого аспекта, а с другой – служила бы своеобразным "эталоном", посредством сопоставления с которым можно было бы судить о мере удаления или, наоборот, относительного приближения к нему эмпирической реальности, проявленной в деятельности и личности человека.

"Психологический опыт руководителя" как понятие, позволяет получить знания о соответствующих процессах и связях реальности, и является ее более или менее адекватным субъективным воспроизведением. Он представляет собой методологическое средство, инструкцию такого постижения реальности, которое осуществляется на путях эмпирического исследования конкретных причин исследуемого явления. Свою роль, средства познания "психологический опыт руководителя" выполняет именно потому, что он "отражает" реальность, но и противостоит ей, представляя собой нечто, принципиально от нее отличающееся, находящееся в радикально ином измерении.

Можно выделить следующие функции психологического опыта руководителя:

  • Освоение знаний о подчиненном (ключевое значение в реализации этой функции имеет личная управленческая концепция).
  • Приобщение к опыту других (методы использования опыта других, система “доводки” руководителя).
  • Способы воспроизводства и использования информации.
  • Регулирование собственного поведения и деятельности во временной перспективе и прогноз развития (мечты, стремления человека).
  • Самозащита личности (способы, методы, уровни).

Следует выделить понятие “негативное изменение психического опыта”. Под ним мы понимаем такое нарушение, которое оказывает значительное негативное влияние на жизнь субъекта. При попадании в "необычную" ситуацию оно и определяет неспособность человека адекватно противостоять этому воздействию привычными способами.

Под механизмами возникновения негативного изменения психологического опыта понимаются индивидуальные психические переживания, играющие значительную или основную роль в жизнедеятельности. Это прежде всего переживание, в центре которого находится определенное негативное эмоциональное состояние: психотравмирующие переживания – состояние неудовлетворенности; субдепрессивные состояния – тоска, тревога, страх, беспомощность, неуверенность; состояние фобического круга – эмоциональная напряженность; а также сложные совокупности состояний, возникающих при наличии конфликта, столкновении индивида с непомерными препятствиями и трудностями. Важнейшей чертой психотравмирующих обстоятельств является их центральное место в структуре личности, их особая значимость для индивида.

Особенности "негативного изменения психологического опыта" как оценивания своей позиции, с которым связана готовность к развитию, выражается в виде ценностей, норм, идеалов. Совокупность случаев, образующая пунктир уникального пути личности, взаимодействия с ее индивидуальными особенностями, ведет ее в культурную нишу, параметры которой соответствуют выработанным идеалам, нормам.

Следующим понятием выступает "система властных отношений руководителя". Управление подчиненными являет собой некий континиум событий разного уровня социальной иерархичности, являющихся казуальным следствием бесконечного ряда детерминант социума в целом. Важнейшим инвариантом реальности и ее объяснения является понимание наличия в любой организации структуры соподчинения, подавления, т.е. системы власти, эволюционирующей во времени и пространстве, но неизменной по сути – принуждение индивида, группы по вполне определенному образу жизнедеятельности, к необходимому конформизму поведения и мысли, к ограничению физической, эмоциональной и интеллектуальной свободы.

Властные отношения есть эволюционирующая сущность, которая в конкретный момент жизни является фактором характеризующим и детерминирующим основные аспекты фактических событий. Они включают степень и характер системы подавления, уровень воздействия на подчиненных, гибкость управленческих реалий, т.е. степень адаптивности, социальной дееспособности, резистентности к вариациям внешнего мира. Конкретный характер личной власти определяется соотношением силового и интроспективного подавления, т.е. имманентным уровнем личной свободы, подчиненных. Воздействия в служебной деятельности характеризуются тем, что они заданы не только социальной ориентацией партнеров по взаимодействию, но и действиями обоих в коммуникации, формирующей сверхиндивидуальность. Межличностные отношения составляют ядро отношений личности вообще, но прежде всего в них разыгрывается драма развития человека в служебной деятельности.

Из этого следует:

  • руководитель четко вычленяет другую личность как основное стимулирующее явление, с которыми тесно ассоциируется получение необходимого результата;
  • руководитель ориентирован в служебной деятельности на возможность и необходимость координации. Это его собственное активное воздействие, проявляющееся и в том ,как он сам воздействует на другого;
  • личная власть, проявляясь и как воздействие, приводит к новым отношениям, усиливается момент овладения ситуацией.

Представленные понятия образуют сущностную характеристику профессиональной деформации. В этой связи экспериментальному анализу подверглись следующие идеи:

  • изучение степени и качества, развития компонентов изучаемого явления как системного образования;
  • анализ имеющих место быть или возможных, а также планируемых (прогнозируемых) взаимосвязей и взаимодействий между ними.

Таким образом , мы выделяем для экспериментального анализа следующие аспекты:

  • служебная деятельность руководителя, ее особенности, качества, нравственно-психологические параметры, самооценку, служебные стратегии;
  • психологический опыт руководителя проявляющийся через собственную систему способов, приемов, методов воздействия на подчиненных, приятие (неприятие) личной власти, особенностей ее проявления, способы “доводки” личности на рабочем месте.

Подвойский В.П. Сборник научных трудов "Професиональная деформация и проблемы профессионализма, 2001, №2