Профeссионально-дефoрмационный эффект сoциальной инфoрмации

Социальная деформация, являясь, как известно, высшим типом информации, занимает высшую часть информационной среды и буквально пронизывает всю нашу жизнь, труд, быт, досуг, циркулирует в огромных размерах и количествах, помогая рационально организовывать различные общественные процессы.

Обыденное, общепринятое понимание информации как знания или сведения не исключаются при выяснении более широкого понимания информации как отражённого многообразия действительности, ведь знания и сведения являются всегда результатом отражения многообразия предметов, явлений и процессов, которое имеет место в действительности.

Информационное воздействие различных сфер общественной жизни, наций, социальных групп, индивидов – чрезвычайно важная, специфическая форма взаимодействия. От того, насколько эффективно и рационально организована эта форма, во многом зависит прогресс производства, науки, техники и даже культуры общества в целом. В свою очередь, степень отлаженности, эффективности информационного взаимодействия – важный показатель общественного прогресса.

Самоуправляемая система, каковой является любая социальная система, насыщена информацией и способна воспринимать её извне. Она располагает специфическим, если можно так сказать, заградительным барьером, который позволяет уловить, заметить и оценить дезорганизующие систему факторы ещё до того, как эти факторы вступили в непосредственный контакт с системой.

Характерно при этом, что не все возмущающие, дезорганизующие воздействия система способна обезопасить, а только те, которые не превышают совокупную энергию взаимодействия системы, и тем самым не разрушают её целостность. Это своеобразное информационное сито, ограждение, которое улавливает и фильтрует не сами взаимодействия, а сигналы воздействий, причём сигналы эти по своему материалу, по энергетическим параметрам весьма отличны от самих возмущающих факторов и несравненно менее мощны по сравнению с ними. Но суть дела в том, что сигнал несёт информацию о возмущениях, которая оценивается регулятором (управляющей подсистемой), в результате чего система коррегирует своё поведение, избегая непосредственного контакта с опасными факторами среды, пропуская вовнутрь себя только те воздействия, которые способствуют сохранению качественной определённости системы, достижению стоящей перед ней цели.

Здесь мы вплотную сталкиваемся с весьма актуальной, но ещё плохо изученной проблемой профессиональной деформации специалиста в процессе его трудовой деятельности.

Традиционное исследование профессиональных деструкций ведётся на основе анализа профессионального становления личности. Существом теоретических подходов при этом является признание разнонаправленности онтогенетических изменений личности в процессе выполнения профессиональной деятельности. При этом признаётся, что профессиональное развитие личности сопровождается личностными приобретениями и потерями. Другими словами – это не только рост и совершенствование, но и разрушение. Большинство исследователей, описывая деформационное личностное развитие, близки в своих выводах: профессиональная деформация есть изменённый, отклоняющийся от общепризнанных и профессиональных норм личностный путь развития.

Согласно толковым словарям, деструкция – это разрушение нормальной структуры чего-либо. Значит, профессиональные деструкции можно определить как разрушение, деформацию сложившейся психологической структуры личности в процессе профессионального труда. Под профессиональной деформацией т.о. понимаются деструктивные изменения личности в процессе трудовой деятельности.

По мере профессионализации определяется набор личностных качеств, которые интенсивно «эксплуатируются». Отдельные из них, как правило, обусловленные взаимодействием с людьми, становятся доминирующими чертами характера и негативно сказываются на профессиональной деятельности. Некоторые функционально- нейтральные качества при этом постепенно трансформируются в профессионально отрицательные качества личности. В результате, как доказано рядом исследователей, вышеупомянутые социально- психологические метаморфозы провоцируют развитие профессиональных деформаций личности специалиста.

К примеру, одним из определяющих факторов профессиональной деформации руководителя является патологическая редукция одного из элементов воздействия. Речь прежде всего идёт о редукции, инициирующей некую ошибочную схему, хотя и продуктивную в своей отправной точке – продуктивную в том понимании, что она позволяет личности руководителя действовать только для своего блага, и позволяет ей развиваться соразмерно собственной позиции.

Современные представления о профессиональной деформации позволяют утверждать, что личность специалиста (руководителя) с профдеформацией нацелена на изменение рациональности партнёра по взаимодействию до типологии собственной личности и, по существу, направлена на развитие негативных аспектов его психического опыта. Психологическим механизмом профессиональной деформации руководителя выступают негативные изменения психологического опыта личности под влиянием служебной деятельности. При этом психологический опыт – это не только информационный блок, который человек должен освоить, чтобы включиться в структуру социума, культуры, но и модель определенных адаптационно-компенсаторных возможностей. Это форма потенций человека, процесс интеграции общества в личности. Изменение психологического опыта в сторону снижения роли в служебной деятельности нравственных регуляторов гуманистической направленности и доминирование жестких управленческих, административных норм, связано с формированием устойчивой эгоцентрической позиции с отсутствием четких нравственных доминант, при повышении роли гедонистических мотивов. Данные негативные изменения психологического опыта под влиянием служебной деятельности определяют возникновение профессиональной деформации, ее особенности, структуру, динамику проявлений.

Образование деструктивных качеств в одних случаях обусловлено индивидуальными особенностями субъекта, другие – формируются как средства психологической защиты, третьи – инициируются спецификой взаимодействия с людьми, в процессе постоянной коммуникации.

В связи с этим, одним из важных, на наш взгляд, факторов в данном процессе, является каузальный эффект деструктивности социальной информации. Каузации при этом могут быть как отрицательные, положительные, так и нулевые. Информация, которая соответствует складывающимся профессиональным представлениям индивида, легко используется им. Но в случае, когда она не совпадает с его стереотипным представлением, он может дискредитировать источник сообщения, реитерпретирует его, чтобы он соответствовал его представлениям, или же начинает искать новую информацию, которая больше бы соответствовала его представлениям. Подобное негативное представление практически невозможно изменить, так как фактически для любого позитивного действия можно найти свою реинтерпретацию.

В целом все многообразие факторов, детерминирующих профессиональные деформации, на сегодняшний день делится на три большие группы:

  • объективные (социально-экономические и морально-идеологические;
  • субъективные (служебно-личностные и личностные свойства;
  • объективно-субъективные (профессионально-функциональные и организационно-управленческие).

При этом, одни и те же детерминанты могут проявляться во всех трех группах факторов. К основным детерминантам профессиональных деструкций у сотрудников милиции, к примеру, можно отнести:

  1. стереотипы;
  2. стереотипы социального поведения;
  3. акцентуацию характера;
  4. некоторые формы психологической защиты.

Таким образом, профессионально-деформационный эффект социальной информации состоит в специфическом личностном развитии, которое проявляется в определенных стратегиях поведения человека в профессиональной деятельности. Основными составляющими данного процесса становятся:

  • социальная эстафета;
  • психологический опыт;
  • отношение к власти;
  • стратегии деятельности;
  • схемы и т.д.

При чем социальная эстафета здесь выступает в роли передачи профессионального опыта от одной личности к другой (натаскивание), деформирование и научение деформировать других. Воздействия в служебной деятельности характеризуются тем, что они заданы не только социальной ориентацией партнеров по взаимодействию, но и действиями обоих в коммуникации, формирующей сверх-индивидуальность. Межличностные отношения составляют ядро отношений личности вообще, но прежде всего в них разыгрывается драма развития человека в служебной деятельности.

Из этого следует: - руководитель вычленяет другую личность как основное стимулирующее явление, с которым тесно ассоциируется получение необходимого результата; - руководитель ориентирован в служебной деятельности на возможность и необходимость координации. Это его собственное активное воздействие, проявляющееся и в том, как он сам воздействует на другого; - личная власть, проявляясь и как воздействие, приводит к новым отношениям, усиливается момент овладения ситуацией.

Подобные рассуждения можно сделать и относительно других форм профессиональной деформации.
Очень важно при этом получить ответы на вопросы:

  • Как и каким способом преодолеть профессиональную деформацию?
  • Как и каким способ снизить эволюционирующий профессионально-деформационный эффект социальной информации?

Для организации коррекционной деятельности может быть взята за основу транс теоретическая модель коррекции аддиктивного поведения А. В. Прохорова, У. Ф. Велисера, Дж. О. Прочаска, и на основе ее создана новая модификация социо-когнитивной коррекции коммуникативных деформаций, которая включает следующие приоритеты:

  • Рост сознания – через увеличение информации о собственной личности и стоящих перед ней профессионально-педагогических проблемах;
  • Переоценка собственной личности и своего профессионального статуса – через оценку того, что человек думает о себе и своей профессии применительно в данной проблемной ситуации;
  • Трансформация когнитивных компонентов коммуникативных установок – через информационно-мотивационное осмысление значимости коммуникаций в системе повышения и переподготовки профессиональных кадров;
  • Самоосвобождение от когнитивных и акциональных стереотипов – через презентацию смысла коммуникативной активности;
  • Освоение новых навыков коммуникативного действия в роли обучающегося – через специальный коммуникативно-игровой тренинг;
  • Катарсис – через активацию и максимальное напряжение в учебной деятельности, организуемой в форме игры;
  • Позиционно- ролевая трансформация – через осознание проблем личности в роли обучающегося и переоценки значимости для личностного роста системы повышения квалификации и переподготовки профессиональных кадров.

Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать заключение, что профессиональная деформация выступает как результат негативного воздействия на личность информации, сопровождающей профессиональную деятельность, социальных отношений, проблем, зависимостей в служебной иерархии, которые преломляются в субъектно-объектных характеристиках среды, ситуации, поведенческих актов подчинённых и руководителей, а также выступает как результат нормативно-объектной и субъектной детерминации личности в конкретный момент жизнедеятельности.

Внедрение коррекционно-диагностической концепции в систему подготовки и переподготовки профессиональных кадров позволяет повысить эффективность её функционирования за счёт снижения уровня аддиктивности поведения специалиста, а ему встать на новый уровень личностного роста за счёт апробации себя в роли обучающегося.

Ткалич А.И.
Професиональная деформация и проблемы профессионализма, 2001, №2.