Теоретико-методологические основы изучeния дeструктивного профeссионального развития рукoводителя

Подвойский В.П.

Професиональная деформация и проблемы профессионализма 2002, №3

Между проявлениями служебной деятельности и их личностно-психологической сущностью существуеют чрезвычайно сложные и многообразные связи. Проявления непрофессионализма в виде негативных специфических особенностей поведения руководителей, поступков, идей, высказываний, системы взаимоотношений, типов межличностных воздействий представляют собой итоговое, интегральное выражение особенностей деструктивного профессионального развития личности человека в служебной деятельности.

Исследования, поиски закономерности влияния личностных образований должны идти по пути активного использования знаний полученных при исследовании психологических свойств и опыта личности. Руководитель, будучи существом социальным, просто не может избежать принятия многих социальных и культурных ролей, стандартов и оценок, определяемых самими условиями его жизни в обществе. Он становится объектом не только собственных оценок и суждений, но также оценок и суждений других людей, с которыми он сталкивается в ходе социальных взаимодействий. Рассуждения о самореализации руководителя не имеют смысла, если они не представлены в формах индивидуального бытия. Более того, изучение взаимосвязей оказывается неполным, если они не доводятся до уровня отдельных индивидов, до уровня реальной служебной деятельности.

Опасность появления деструктивности таится в том, что в результате социально-психологических коллизий человек теряет не только веру в себя, но и вообще интерес к самому себе. Рождается особый тип человека, человек - схема, равнодушный ко всему окружающему, к природе, к духовным ценностям. При этом они негативно и даже враждебно относятся к людям выдающимся, необычным, творческим. Подавляющее большинство из них лишено творческих качеств, их творческий потенциал ограничен и беден, им чужд “порыв духа”, они ближе к рутине, к сохранению в себе старого, однообразного, монотонного и предъявлять им поэтому поводу какие-то требования по меньшей мере наивно, несерьезно.

Сегодня остро ощущается необходимость в разработке новой интегративной теории развития профессионала, которая могла бы объяснить взаимодействия человека с внешней средой и способности личности к преобразованию себя и среды. Такая теория может быть разработана только на междисциплинарном уровне, на стыке философии, психологии и других научных дисциплин, имеющих отношение к человеку, при дополнении традиционных знаний, подходов нетрадиционными.

В данном ключе следует проанализировать и подходы к взаимодействию человека и профессии. Большинство авторов рассматривают личностное и профессиональное развитие как взаимодополняющее и взаимополагающие друг друга процессы. (А.А. Деркач, Н.В. Кузьмина , Н.Б. Крылов , Е.А. Климов, .Л. Коломинский .Как правило исследователи понимают профессиональное развитие личности как рост, становление, позитив, интеграцию в профессиональном труде личностных качеств и способностей, профессиональных знаний и умений, но главное - как активное качественное преобразование личностью своего внутреннего мира, приводящее к принципиально новому его строю и способу жизнедеятельности - творческой самореализации в профессии. Основой психологической предпосылкой и формой реализации профессионального развития личности, является ее профессиональная социализация.(Т.В.Кудрявцев, Е.А.Климов).

Данный подход, не смотря на его желательность представляется не достаточно точным.

На наш взгляд, появляется необходимость выделения негативных или деструктивных аспектов личностного профессионального развития человека. Социальное задавая определенное направление жизненной карьеры выступает как “пресс” доводящий человека до нужной кондиции. Но, по ряду причин, эта работа социума может оказаться недостаточной. Как ни развивается, ни совершенствуется человек, возможности его ограничены. Для того или иного человека недоступно целостное познание мира, оно ему не по силам, и не по времени (жизненного цикла), учитывая, что объем знаний фактор бесконечный. Такое познание доступно лишь человечеству в целом, да и то лишь как постоянно уходящая вдаль перспектива.

Для настоящего исследования необходимо отметить недостаточное теоретическое осмысление процесса деструктивного профессионального развития руководителя.. Имеющиеся теоретические идеи не позволяют достаточно глубоко выявить закономерности подготовки руководителя, поэтому теоретико-методологическое исследование, выступая как важнейшая задача работы, должно дать ответ на вопрос: в чем сущностные закономерности деструктивного развития личности руководителя в служебной деятельности. В то же время следует отметить, что в данном случае мировоззренческие и социально-философские обобщения не могут является итоговыми, результирующими. Они скорее выступают как некая ориентация конкретного исследования.

Профессиональное развитие является продуктом и результатом деятельности самого человека. Важнейшим свойством этой идеи выступает возможность понять, как происходит «создание», «конструирование» недостающих функциональных органов, своего рода новообразований, которые в принципе невозможно редуцировать к тем или иным компонентам исходной системы.

В нашем понимании, профессиональное развитие может проявляться и как негативное изменение личности в процессе существования индивида в профессиональной среде, усвоение профессионального опыта, овладение «грязными» стандартами и ценностями профессионального сообщества; как процесс реализации негативных аспектов накопленного профессионального опыта, в котором различные типы деструктивного поведения проявляются, не только как подчинение внешним требованиям, а скорее как выбор оптимально для руководителя поведенческого решения, как воспроизводство стереотипных социальных коммуникаций в процессе управленческой деятельности.

Попытка понимания этой проблемы предполагает обращение к некоторым аспектам философской, культурологической и психолого-педагогической мысли. Ибо вне этого осмысления мы не можем понять управленческие практики которые проходят перед нами.

Психолого-антропологическое осмысление конкретного личностного явления позволяет отчленить некоторые базовые явления и ввести дисциплину научного анализа, не сводящегося к обычным идеям теории управления (управленческая система, структурно-функциональный подход и т.п.). Научное содержание теории определяется в значительной степени исследовательскими традициями и перспективами, стратегиями, сложившимися в современной науке, как определенный набор исследовательских традиций и перспектив, образуемых на “стыке” различных теоретических парадигм и комбинирующих разные методологические подходы и ориентации.

Одним из перспективных направлений исследований является игротехнологическое направление, которое разрабатывается на основе изучения антропологических универсалий (то есть совокупности допущений о природе и свойствах человека как активного деятеля, в современном понимании –игрока реальности), позволяющих объяснить генезис, становление и изменение различных форм социального взаимодействия людей в жизненном мире, которые имеют общие и специфические культурные черты в разных группах.

В этом плане игротехнология, не связанное со стабилизированной и стандартизированной деятельностью, требует «свободы» и предполагающее возможность актуализации исследовательской деятельности, заключающее большие перспективы появления творческой деятельности на индивидуальном уровне, могло выступать в числе наиболее активных факторов, обеспечивающих содержательные характеристики процесса формирования новой природы связей — развития жизни социальной, социальных отношений, деятельности.

Игротехнология выступает в роли одного из мощных механизмов, формирующих социопсихологические мутации, в которых структурировались функциональные закономерности социального и характеристики принципиально новой природы игры.

Игротехнологии проявляются в социальном поведении человека как возможность и необходимость его развития, но еще не в виде развитой социокультурной конструкты, а как особая форма проявления исследовательской деятельности, при этом в соответствующей структуре человеческой деятельности.

Игротехнология становится компонентом становления социального, развивающегося в управленческой деятельности и как особая деятельность, в результате чего на определенном этапе развития происходит формирование игры уже как особой социокультурной конструкты общества, сформированной игровой деятельности .

Ее выделение, дифференциация и специализация предполагали не только длительный путь развития деятельности человека в целом, ее изменение, усложнение, но и накопление социокультурного потенциала, выступающего не только средой и детерминирующим моментом, но и активно действующим преобразующим фактором в изменении самого человека.

Эффект «игрового преодоления социальной нормативности» может проявляться в двух противоположных формах: то как творческое преодоление, то как деструктивное в отношении социальных групп, а также личностная деструкция.

Балансир и центр тяжести игротехнологии личности строится при этом по иным законам, нежели повседневная, привычная (бытовая культура, человеческое поведение). Поскольку самовыражающийся человек претендует на самостоятельное личностное решение и сочетания игрового и неигрового начал в собственной и социальной жизни. Необходимость психологического сопровождения личности связана с необходимостью обеспечить полноценное для личности и как минимум социально неразрушительное бытие человека в условиях игровой реальности.

В логике нашего анализа игртехнология предстает как проявление архетипического начала в играх сознания людей. Психологически оправданные игровым поиском новизны, они далеко не безобидны для сознания индивидуального, не безобидны для судьбы личности.

. Игра для взрослого — это, как правило, средство, облегчающее решение определенных личностных задач: реализации себя, влияния на другого, поднятия своего престижа и т.п. Одновременно сохраняются и другие функции игры — создание интересной реальности, реализация потребности в свободе, осуществление блокированных желаний.

Одна из основных особенностей игротехнологии состоит в том, что она может выступить в качестве имитационной схемы той ситуации в широком смысле, которая интересует специалиста. При этом в качестве модели игротехнология обладает возможностями широкого диапазона: могут применяться как собственно личностные средства — правила, схемы, структурные изображения и т.д., так и особые «человеческие операторы» — собственно игроки. Если употребление игровых средств можно четко фиксировать (например, с помощью правил оперирования), то ограничивать и контролировать действия игроков значительно труднее.

Отсюда проистекает относительная свобода поведения играющих; степень свободы обязана инди­видуальному пониманию и прочтению разными игроками одних и тех же правил игры: правило игры как текст и интерпретация. То, что игрок добровольно принял и затем освоил правила, не означает, что он с ними согласен, как и не означает, что теперь его поведение однозначно определено. Перед ним выбор, свободный в некоторых пределах. Каждое решение игрока ограничивают прежде всего его собственные действия. Он как бы задает для самого себя дополнение к правилам и может сделать это неоднократно, как и отменить некоторые из прежних самоограничений.

Другая особенность игротехнологии в том, что в ней органично реализуются формы игрового сознания. Само по себе игровое сознание в плане серьезной деятельности дает немного, однако в соединении с моделирующей функцией оно становится эффективным инструментом решения ряда деловых проблем и задач. Произвольность и условность игровой деятельности не только не противоречат познавательному отношению, но, наоборот, усиливают его за счет расширения моделирующих возможностей в моделирующих областях. В игре можно создавать разнообразные ситуации, существенно откланяющиеся от оригинала, но все же удовлетворяющие органической логике его существования. Это могут быть ситуации экстремальных режимов поведения системы, логически мыслимых, но необычных состояний и отношений, различные типы объекта, ожидаемые в будущем, системы с гипертрофированными или элиминированными отношениями и т.д. и т.п.

В качестве предпосылок формирования данной теории выступает, с одной стороны, выявление антропологических универсалий, выражающих свойства человека и его разнообразных общностей, в рамках которых он реализует свои фундаментальные потребности и жизненные интересы. С другой стороны, необходимым условием ее разработки, является определение и объяснение культурных форм или “идеальных типов” жизнедеятельности людей, связанных со спецификой конкретных общностей и представленных в различных теоретических моделях и концепциях.

Методология традиционного научного исследования исторически формировалась как обобщение определенных социальных реалий. Ее потенциал определяется тактикой осмысления некогерентных, моноцентричных, задетерминированных явлений. Однако, в условиях осознания нестабильности , новизны социальных и гуманитарных процессов, старого классического методологического арсенала недостаточно.

В настоящем исследовании стоящем на стыке ряда научных дисциплин, в качестве ведущей, интегрирующей является идея сопряженного, взаимообусловленного изменения систем или частей внутри целого. Мы имеем дело с отношениями между системами, и непосредственно, с корреляцией эволюционных и коэволюционных изменений. Соотношения между системами могут быть самыми разнообразными, но данный подход выделяет те, которые сопряжены, взаимно неадаптированы друг к другу, т.е. имеют ярко выраженный деструктивный план.

Использование данной методологии позволяет выделить следующие базовые идеи:

  • Для нас привычно рассматривать генезис человеческой личности как процесс развития, обогащения, расширения, упорядочивания опыта, но с определенной точки зрения такой рост может выглядеть - деструкцией, деформацией, а иногда - деградацией.
  • Расчет и усложняется в личности именно “опыт жизни”. Деталей становится больше, количество связей возрастает, элементы приобретают твердую однозначность. Нетрудно выявить, что этот опыт становится определеннее, консервативнее, ибо непосредственным эффектом развития и его эволюционной целью оказывается устойчивость картины мира. Парадокс человеческого развития: каждый новый шаг в разработке «опыта жизни» обедняет переживание и ограничивает развитие.
  • Каждому человеку соответствует определенная форма психологического опыта. Овладение этой личностной модальностью не дает возможность (отнимает ее) использовать (создавать) какую бы то ни было иную форму опыта. Развитие реальной картины мира, вернее ее понимания происходит на основе психологического опыта, как способа структуализации мира, внешней реальности.
    Ошибки традиционно считаются одним из распространенных количественных показателей неблагоприятных изменений психического обеспечения деятельности. Ошибка воспринимается как негативный аспект, так и позитивный. В нашем понимании, ошибка выступает как специально допускаемые оператором *(игроком реальности) нарушения алгоритма деятельности с целью поиска непредусмотренных способов действий в условиях специфических, чаще всего экстремальных ситуаций. Здесь ошибка может дать и позитивные результат (но может и не дать). Ошибка высвечивает активность человека в специфической ситуации т.е. проявляет личность как оператора реальной ситуации.

Сегодня происходит формирование особого типа научного объяснения. Его особенность - обращение при объяснении к индивидуальной истории человека, или к различным другим сторонам его жизни. Личность в этих исследованиях трактуется не столько, как естественный объект, сколько как субъект целостный и активный, уникальный в плане своего изменения в течение жизни и в процессе функционирования *(игрок реальности). В рамках подобного нового типа научного объяснения развивается сегодня игротехнологический подход к исследованию человека, его жизненного пути, жизненных программ, индивидуальных смыслов и ценностей.

Главное в этом подходе - объяснение любого личностного проявления не на основе общего закона, а исходя из отношений этого феномена с другими фрагментами реальности. Каждая личность испытывает влияния различных элементов психологической реальности и, значит, может быть объяснена только в системе комплексной, множественной причинности.

Элементы личности взаимосвязаны (но не иерархически), не выводимые друг из друга. Они не построены в “пирамиду”, а как бы расположены в разных плоскости, и часто не пересекаются.

Единицами этой системы знания о личности являются проявления, формулируемые в личных правилах которые в отличие от законов фиксируют принятое самой личностью. Каждое правило предполагает исключения, знания носят вероятный характер.

Современные представления, при всей их изменчивости, тем не менее дают некоторые традиционные основания, позволяющие определить более или менее те идеи, объектом внимания которых преимущественно является, либо человек, либо их единство.. Что качается гуманитарных научных дисциплин, то здесь к традиционной проблеме соотношения эмпирического компонента науки, тяготеющего к практике и обусловливаемого ею, и теоретико-методологического, всегда сохраняющего известную тенденцию самовоспроизводства, саморазвития, относительной самостоятельности, добавляется проблема влияния смежных научных дисциплин, на базе и с помощью которых возникает и эволюционирует новая область научного знания. В этом смысле концепция такой научной проблемы, как деструктивное профессиональное развитие руководителей, эволюционирует под сильным влиянием породивших его педагогических , психологических и социологических, а также философско-этнических и правовых концепций, школ, течений, в целом господствующих парадигм научного мышления названных дисциплин.

Это проявляется в формировании новых групп понятий, преимущественно в данном контексте научного знания: служебная деятельность, психолого-педагогическая реабилитация, преодоление профессиональной деформации, жизненные силы субъекта, индивидуальная субъективность, социальная субъективность, психологический опыт, психологическая поддержка руководителя и т.п.

Возникает необходимость в приращении научного теоретического знания по профессиональному развитию личности руководителя вследствие методической и методологической проработки исследовательских задач, специфики используемой при этом методики и методологического анализа. В этой связи очевидна теоретическая саморефлексия формирующейся отрасли научного знания, как теория деструктивных явлений.

Решение всей группы вопросов опирается на понимание того, что формирование личностных качеств индивида, возможности их совершенствования, воспроизводства и реабилитации обусловливаются наследственной предрасположенностью, возможностями самовоспитания, спецификой влияния социальной среды, а также потенциалом педагогического воздействия субъектов воспитывающего влияния, эффективностью социального управления.

Очевидно и другое: психолого-педагогическое влияние учитывает тот факт, исходит из того, что человек готовится к жизни и живет не вообще, не в среднестатистических общечеловеческих условиях, но в контексте вполне конкретной социокультурной, социально-территориальной и хозяственно-экономической ситуации.

Характерно и то, что активность самого человека, социальная зрелость личности также все более последовательно связываются с оптимизацией взаимодействия индивида со средой обитания. В таком понимании возникает необходимость описания самой активности личности,факторов ее порождаемых и особеннностей, последствий результатов деятельности.

Игротехнологический подход к профессиональному развитию, таким образом, раскрывает свое значение и влияние на педагогический процесс, на конкретные социокультурные условия среды, выполняет роль специфического посредника между социальной средой и отдельными идеями педагогической науки, как системного научного знания, а также активной деятельностью индивида как субъекта самовоспитания. Игротехнология, как новое методологическое направление отражает представление о системах, их организации, устойчивости как соотношение равновесия или неравновесия внутренних связей в элементах системы, а также взаимовлияния этих связей от внешних факторов среды. Стабильность или нестабильность развития системы зависит от фактора случайности (флуктуации), который может проявить себя на уровне информационных связей между элементами системы, то есть как процесс игровой деятельности (игры реальности).

Под игротехнологической системой личности понимается целостная система факторов, обеспечивающая качественные изменения в жизнедеятельности каждого работника. Системообразующим фактором является личность руководителя, его образовательный и культурный уровень, проявляющийся в активной деятельности.

Термин "игротехнология" появился в обиходе современного человека совершенно недавно. Этот факт связан с развитием прикладной информатики, широким использованием современных средств коммуникации и компьютерной техники. Игротехнология - это система методов и способов сбора, накопления, хранения, поиска, обработки и выдачи информации. .

Для социально-гуманитарной системы знаний термин "игротехнология" приобретает первоначальное значение и определяется как искусство работы с информацией.. Информация представляется в виде приказа или команды, выполнение которых в осуществленном виде, а не в предполагаемом осуществляет обратную связь между управляемым и управляющим. . В социальных системах обратная связь имеет всегда личностную характеристику, поэтому технократический подход здесь не работает. С методологической точки зрения на этапе исследования деятельности руководителя можно и нужно воспользоваться методом информационного моделирования, но при переносе результатов моделирования необходимо предусматривать вариативность результатов исследования и действительности.

Управление как процесс существования систем является естественным и обязательным для систем различной природы и функционирование этого процесса невозможно без информации. Поэтому игротехнологии в менеджменте - это сам механизм функционирования менеджмента. Менеджер непосредственно в своей деятельности имеет дело не с реальным продуктом, а с информацией о нем, т.е. информационной моделью продукта на различном уровне абстракции. Следовательно, игротехнологии являются основой методологии исследования содержания самого менеджмента как системы управления и менеджмента как сущности деятельности менеджера.

Профессиональное развитие руководителей исходит из того, что психологическая и социально-педагогическая составляющие работ руководителя, как часть профессиональной деятельности составляет основу реализации ее гуманистического потенциала и эффективности..

Таким образом, игротехнологическая концепция изучения профессиональной подготовки и переподготовки в целом рассматривается отнюдь не только в контексте проблем образования специалиста, но в широком социальном поле общественного развития в целом. Эта концепция опирается на сложившиеся в стране традиции педагогической практики, ее теоретического видения. Для теории и исследовательской практики это имеет весьма важное значение, ибо характеризует специфику развития в кризисе общества и человека. Такая теоретическая база создает основания для результативных педагогических технологий , разработки теории профессиональной деформации и как отраслевой научной дисциплины, и как комплексной, многоуровневой системы научного знания.

Формулировка концептуальных оснований работы существенно отличается от абсолютного большинства традиционных подходов, существующих в современной педагогической теории. Главным является то, что наш подход делает акцент на психолого-педагогический подход к оценке проблем его жизни, их типизацию, обобщение. Анализ деструктивного профессионального развития руководителя выступает как проявление, раскрытие ограничений собственной служебной деятельности как процесс избавления от ошибок, иллюзий, задаваемых собственным сознанием.

В работе в качестве иллюстративного материала мы приводим фрагмент консультации руководителей, проводившейся в рамках тренинг-семинара.( Москва,2000 г.)

…….. “Правила игры” в понимании директора. Слушателям в качестве следующей проблемы было предложено ответить на вопрос: «Что Вы понимаете под «правилами игры»?

Под «правилами игры» понимают:

  • нормы жизни в организации;
  • требования к подчиненным со стороны руководителя;
  • общепринятые правила работы;
  • основные идеи, традиции, живущие в коллективе;

это то, за нарушение чего происходит наказание:

  • традиции, цели, нормы, идеалы коллектива;
  • требования, которые всем понятны;
  • рамки, в которых существуют люди в коллективе;
  • необходимые условия для совместной работы;
  • те основы, которые позволяют людям договориться;
  • неписанные законы.

Установление «правил игры» происходит под действием всей работы руководителя, включая запреты, убеждения, стимулы, награды и т.п. «Правила игры» приходят к директору сверху, потом он сам решает, как ему быть. Но он не может не принимать их во внимание, когда действует и взаимодействует, общается и т.п.

Анализ высказываний позволил выявить, что под «правилами игры» в организации понимаются система неписанных законов жизни самого руководителя и его служебной деятельности. Анализ ответов слушателей в ходе консультаций подтвердил полученные данные. Следует указать, что слушатели вкладывают в понятие «правила игры» определенный негативный оттенок и свое понимание их некой сакральности, т.е. скрытости для непосвященных. Имеется мнение, что “правила игры” – это законы, которые не принято выставлять на всеобщее обозрение. Это только для руководителя. Их освоение и есть формирование директора.

Высказывания руководителей, полученные в процессе консультации, позволили, кроме указанных ранее идей, выделить и проблему неформальных взаимоотношений. За основу анализа данного явления нами была взята степень ориентированности руководителя на выполнение действующих в учреждении неписанных законов («правил игры»).

Слушателям было предложено в ходе обсуждения по микрогруппам сформулировать конкретные «правила игры».

Учитывая особенности контингента испытуемых, мы сосредоточились на понимании взаимодействия руководителя с начальством более высокого уровня.

Были выделены следующие правила:

  • Не высовывайся.
  • Соблюдай правила (ценность работника определяется по его служебному поведению – по тому, как он блюдет правила, насколько следует ритуалам, поддерживает статус-кво, оберегает устои).
  • Средство важнее цели. Руководитель, замкнутый в своем профессионализме, твердо знает, что средство важнее цели; бумаги важнее того, ради чего они были первоначально созданы.
  • Смотри вверх. Компетентность служащего определяется теми, кто стоит выше его на иерархической лестнице.
  • Связи важнее всего: оценка человека может быть построена, как оценка связей и взаимодействий, которые человек имеет в семье, на работе, в дружеской компании, в условиях учебной группы и т.д.
  • Будь гибок: важно выделить систему ролей, умение «вживаться», умение ухода, устойчивость контактов и т.п.

Для фиксации преобладающей включенности руководителя в латентную или формальную структуру мы изучали деловые качества реальных руководителей. Было отмечено, что если необходимые деловые качества руководителя соответствуют представлению о них окружающих, то эти качества выступают индикатором формальной структуры. Если такого соответствия не наблюдается, качество характеризует латентную структуру управления организацией.

...При разработке методик по подбору руководителей основная задача заключается в выявлении путем анализа экспертных оценок «сверху» или «снизу» блока деловых качеств, оказывающих наибольшее воздействие на эффективность работы организации.

Успешным руководителем считается тот, кто обладает заданной выраженностью качеств, независимо от их отнесенности к формальной и латентной структурам. Вместе с тем, ориентация руководителей на камуфляж своей служебной деятельности, по сравнению с его реальной включенностью в систему формально декларируемых задач организации, предполагает его включенность в определенные «правила игры».

Необходимо было установить, с одной стороны, за счет каких структур (специально декларируемой или существующей в скрытой форме) обеспечивается успешность управления, а с другой – формируются ли элитные группы руководителей, ориентированных на деятельность в пределах совокупности официальных догм.

Чтобы экспериментально определить преобладание формальной или латентной структуры, мы установили степень приверженности руководителя к деятельности в рамках официально провозглашенной или камуфлируемой системы требований.

Были получены следующие высказывания:

...Люди могут настолько различаться по стереотипу поведения, что не хотят, не ищут поводов наладить контакт, считая контакты вообще лишенными смысла.

***

... Для того, чтобы ужиться надо стать другим человеком.

***

... У